Случай на рыбалке

          Наступила ранняя осень. Природа ждала дождей и отдыха, но продолжалась теплая и сухая погода. Как-то в выходной, после удачной рыбалки, сосед принёс Вере Николаевне немного мелкой рыбёшки из отличного улова. Ещё живая, она плескалась в тазике с водой. Нужно собираться и идти чистить рыбу во двор. Рядом суетились коты, ожидая рыбного пиршества.

          Вера взяла ножи и хотела начать работу, как пришла дочь Аннушка. Осмотрев тазик, смешно сморщив нос, констатировала:

        —  К обеду будет ры-ы-ба! А отец где? Почему рыбу чистишь ты, а есть, в основном, будет он? Мама, перестань ему угождать!

       —  У него дела, вот и попросил меня почистить и пожарить халяву.

       Она взяла в руки нож, а перед глазами промелькнула знакомая картина. По молодости, когда Аннушке было ещё совсем  немного лет, где-то около пяти,  когда они  работали по субботам, на отдых к берегу речки выбирались только в воскресенье. Местами извилистая, с крутыми берегами, кое-где  густо поросшая камышом, она манила к себе дорогим удовольствием — удить рыбу. В те времена весной она разливалась, что позволяло в займище накашивать летом много сена для скота,  а рыбу во время разлива ловили, можно сказать руками, вернее ведром без дна.

       К рыбалке готовились загодя: проверяли удочки, копали червей, замешивали особое тесто. Вставали пораньше, садились в мотоцикл и ехали на любимое место.  Берег был пологий, а река здесь  имела наибольшую глубину. Аннушка, как заправский рыбак, забрасывала удочку и ловила, по её словам, «бубырей » для своего любимца кота Стёпки. Ловить-то она ловила, а снимать  рыбку с крючка бегала к отцу.  Но больше всего ей нравилось кушать у речки. Все время спрашивала:

        –  Есть будем? Харчи не пропадут?

И бегала проверить, лежат ли их  » рыбалочные »  припасы в люльке мотоцикла. Если клёв был слабым, стелили скатерть, раскладывали еду и начиналось … Со смаком хрустели огурцы, брызгали соком спелые помидоры, уплетались за обе щеки варёные в крутую яйца. В ход шли сыр и колбаса, а иногда и котлеты.  Даже хлеб  на свежем, пахнущем росой и травами воздухе, казался вкуснее! 

       Если же рыба клевала, то обед отодвигался. Улов складывали в особое ведро, сделанное из воздухоочистителя комбайна, которое крепили у берега на крючке. Рядом с их местом был мосток, с него прыгали в реку мальчишки и можно было зачерпнуть воды, не замочив  ног. Иван  забрасывал  удочку  далеко, ловил серьёзную рыбку, чтобы потом почистить её, пожарить так, как любила их ещё маленькая  семья. Мелкая, слегка подсушенная, забитая яйцами, рыбка вызывала здоровый аппетит. Все садились за стол и с удовольствием хрустели своим уловом.  

       В тот раз было как обычно. Только забросили удочки, укрепили ведро… Веру что — то заставило осмотреться. На мостке, рядом с ними, в метрах пяти, грелась на солнце степная серая гадюка, приличных размеров. Муж до ужаса боялся змей, и Вера решила промолчать, посмотреть, что будет дальше.  Ловилась рыба хорошо, только успевали бросать пойманную в ведро. Живая рыба стала биться, хлопать хвостом по воде, что заинтересовало  их  соседку на мостке. Подняв голову, змея решила спуститься вниз.

      —  Отец, глянь, подруга — то твоя рыбки захотела.

        Куда делся у Ивана азарт рыбной ловли!  Собирались в большой спешке, не успев съесть привезённые продукты, чем очень расстроили Аннушку. После этого случая пропала у Ивана всякая охота удить рыбу. Теперь он покупал её на рынке. Чистил и жарил сам, в угоду  самому себе. Вера с Аннушкой ели жаренную рыбу,  нахваливали повара и жалели о том времени, когда   втроём устраивали вылазки на берег реки.

                                                                                                       Н. Бударина. Октябрь 2020 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content