Синеглазка

Предлагаем вашему вниманию творчество наших читателей. Возможно это творчество заставит вас взглянуть на некоторые вещи по-другому, а может просто отвлечься от бесконечной суеты или просто заставит улыбнуться. 

Пишите  нам и вы! О том, что Вас интересует и волнует. Делитесь с нами своими мыслями, радостью или наоборот, печалью. Мы разделим с Вами ваши эмоции. 

С уважением, коллектив МУП «Редакция газеты «Светоч». 

На часах была половина четвёртого. За окном светало. День начинался ярко, весело, радостно… Правда ей это не принесло облегчения. Вот уже несколько дней она чувствовала себя плоховато. Всё валилось из рук, ломило всё тело, болела каждая косточка. Ночь прошла тревожно. Устав от бессонной ночи,  хотелось хоть на немного забыться, но сна не было. А в голову лезли мысли,  от которых бросало в дрожь. Перед глазами промелькнуло прожитое.

              … С самого детства её звали Веркой, потому что она была «чертовкой». Выросла среди мальчишек, которые уважали её за смелость. Она могла переплыть речку в самом широком месте, стать на ворота в решающем футбольном матче, вместе во всеми залезть в соседский сад, чтобы нарвать там яблок, вроде своих собственных не хватало. Так и росла своим парнем ! Но пришло время, и Верка превратилась в Веру, на которую соседские мальчишки стали смотреть  заинтересованно.

                   У неё были косы цвета соломы, которые она теперь заплетала в одну, а в характере появилась мягкость. Друзей это беспокоило и они старались защищать «своего парня»  от всех уличных неприятностей, словно боялись потерять её. Вера менялась на глазах, да и друзья смотрели на неё по другому. Что — то в ней было такое, что заставляло замирать сердце. А уж когда  одноклассник пригласил воскресенье в кино, Вера перестала «распускать» руки, в один момент как — то повзрослела.

                 Веруха своими синими глазами сводила с ума, заставляя забывать о школе, домашних делах, а иногда даже о футболе. Но попасть в милость к ней было не просто. Что — то не давало переступить  черту, за которой наступала » взрослая » жизнь.   С ней было интересно, она много знала, умела рассказывать простые вещи так, что невольно все заслушивались. Вечера, когда ей удавалось прибежать на посиделки, превращались почти в праздник. Друзья почитали за честь сесть с нею рядом, заглядывая в рот,  широко раскрыв глаза.

               Когда школа осталась позади, все поехали  учиться дальше.  В институте деревенских было видно сразу, приходилось доказывать свою состоятельность различными делами. Вера пела в ансамбле, читала на различных конкурсах стихи, занималась спортом, но городской лоск  почти не прилипал к ней — всех смущала  её коса !. Даже  немецкий плащ  со шляпкой  и  польские  туфельки  — лодочки мало  меняли  облик  повзрослевшей  девушки.

               Вот  только  зимой, через  два  года,  решилась  Вера , по  уговору  Нельки,  отрезать  косу. Коротко  стриженная,  сразу помолодела,  став  похожей  на  мальчишку. Изменения  пошли  ей  на  пользу. Одногруппники  смотрели  на неё  оценивающе,  словно бы  видели  впервые. Это  льстило  самолюбию девушки,  хотелось  удивлять всех  и  радоваться  жизни  самой. Её  лицо  светилось, а  глаза  меняли  свой  цвет  в  зависимости  от  настроения.

               Вера  оставалась  прежней,  чуть  строговатой,  чем  подруги. Их  было  четверо девчат,  проживших  вместе  четыре  года. Такие  разные,  но  как —  то  уживались, словно  чем — то  близкие, можно  сказать родные. Жили,  учась  друг  у  друга  жизни,  набираясь  опыта  домашних  дел. А  получив распределение, разъехались  далековато  друг  от  друга.  Только  редкие  письма  приносили  радостные  вести  о  житье — бытье.  Прошло три  года… Подруги  вышли  замуж  и  обзавелись  детьми. И только Вера всё ещё была одна.

              Ждала… и знала, что счастье не обойдёт её стороной. Она обладала удивительным чутьём на любой момент и удивлялась своим догадкам. Это позволяло Вере Николаевне избегать подводных  жизненных камней. Она была такой разной :  сильной, трепетной, сентиментальной, хотя имела твёрдый жизненный стержень. Чтобы греться у семейного очага, иметь настоящую любовь, в очаг нужно подбрасывать сухие дрова! Настоящая любовь — как золотая чаша: не разобьётся, а если и чуть  погнётся, то умом исправить можно.

               Из всех времён года она любила осень. Мелкий дождик навивал тёплые, радостные чувства, очищал душу от всего наносного, злобного, завистливого. Ей казалось, что омытая слезами дождя душа, поёт. Нежная, лаковая, убаюкивающая мелодия звучала вокруг, заставляя мечтать о счастье и дальнейшей жизни без особых хлопот. Хотелось счастья и Вера его ждала.

               Много  работая,   девушка позволяла  себе  только  в  выходные ходить  в  кино,  да  изредка  на  танцы. Танцевала  легко,  вызывая  зависть  у  многих,  словно  с  крыльями  за  спиной » выделывала »  такие  па, которым научилась рано,  лучилась  каким — то  светом,  заражая  своей  энергией  окружающих. Партнёры  менялись,  а  она  танцевала  без  устали,  словно  в  последний  раз. Гордилась  собой  и  присматривалась к   ребятам  вокруг  себя, словно бы искала опору на будущее.  Долго ждала… 

            Наступила золотая осень. Однажды в дверь раздался стук. На пороге стоял ОН, долгожданный.  Хотелось прикрыть глаза, поверить, что Иван не ошибся дверью. Сердце замерло, потом глухо бухнуло  и захлебнулось радостью : наконец — то! Счастье пришло одномоментно и осталось на долгие  десять лет. Любящие сердца чувствовали настроение друг друга. Им было достаточно взгляда, чтобы понять в чём нужда.

           Им завидовали. Зависть не знает границ: ведь даже на необитаемом острове можно завидовать высокому полёту птиц, могуществу океана, ярким лучам солнца. Став матерью, Вера перестала быть картиной, которой любовался муж, и стала рамкой семьи. Хорошо это или плохо она поняла позже. В организации её ценили за ум, работоспособность, быстрый авторитет — начался карьерный рост. Не имея поддержки со стороны, Вере Николаевне приходилось рассчитывать только на самую себя.   

             Став руководителем, она поняла, что может потерять близкого ей человека. Если женщина хочет быть счастливой с мужчиной, она должна опереться на него, а не давить своим авторитетом. Муж быстро понял, какие » блага » можно получить через жену. Начались недомолвки. Предчувствия, скорее женская интуиция без сбоев, не подвели.  Беда вползла в дом тихой «сапой». Как петух, прихорашиваясь перед зеркалом, Иван стал задерживаться на работе, приходил с запахом спиртного и начинал придирки ко всему. Беда полнилась слухами… Не хотелось верить, но…  Все знакомые стали намекать Вере на измены Ивана.

              Ивановы попойки привели к тому, что он пустился вовсе тяжкие: стало жалко всех женщин, которые попадались на его пути. Спиртное ослабляло все тормоза, а утром он понимал, что глупо попался в женские сети, как очередная рыбёшка. Неискренность в их отношениях стала сродни ржавчине : маленькое пятнышко со временем расползлось и превратилось в неприязнь. Вера чувствовала и свою вину, и ждала изменений. Терпела, вновь ждала, когда одумается, не дождалась… Теперь пронзительные синие глаза смотрели на мужа с вызовом. Иногда ей очень хотелось взять и выложить  ему всё начистоту, чтобы увидеть, как изменится лицо собеседника.

             В любви нет зла, просто сильный её огонь, может опалить души двух любящих людей, если они не закалены! Когда любовь остывает, её нужно или разогреть, или выбросить. Она понимала, Это не тот продукт, который хранится в прохладном месте. Будучи гордой, измены терпеть была не намерена, но выхода из создавшегося  — не видела. Самое простое было уйти от мужа, а покрыть позором прожитое, когда — то любимое, не могла. Однажды данное Богом, нужно было нести дальше без ропота, всеми силами сохраняя семью, набираясь терпимости к слабым и заблудшим!

             Ждала и училась прощать, сдерживать пробудившийся гнев на мужа. Вера поняла, что не его обман её тяготил, а разрушенная вера в любимого человека. В доме висело тяжёлое молчание. Дети были на стороне матери и тихо ненавидели отца. Их можно понять : для них мать была авторитетом, с чистыми помыслами и такими же поступками, самая красивая из женщин. Надеялась, что муж вернётся, нагулявшись от души. Знала  — на много его не хватит.

              Так и случилось, правда не очень скоро как хотелось, Иван приполз домой, просился обратно. Слёзно просился, хотя и понимал, что прощения может и не получить, но приполз… Около двух лет шло примирение. Теперь Вера реально понимала, что вниманием, лаской и строгостью к мужу она сможет добиться пусть не прежних отношений, но хотя бы взаимопонимания. Она добилась того, чего хотела !

             Через силу встала с дивана, посмотрела на себя в зеркало. В зеркале было лицо, ещё моложавое, способное нравиться мужчинам. Синеглазка подмигнула себе и, улыбнувшись, похвалила себя: за полвека  совместной жизни она не допустила ошибки, которая могла бы произойти сорок лет назад.  Она светилась гордостью, а может и счастьем, что рядом с нею тот, который любил когда — то и ценил сегодня.

                                                                                    Н. Бударина. Июль 2020 г.       

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content