СТАРООБРЯДЧЕСТВО

Реформа православной церкви, происшедшая в середине XVII века, вызвала раскол. Верующие разделились на два течения — Русскую Православную церковь и  Русскую православную старообрядческую церковь.

  Репрессивная политика властей послужила причиной проникновения старообрядцев на восток Войска Донского. Старообрядчество на Дону издавна занимало сильные позиции. Приверженцами «старой» веры себя они не считали, именовались — древлеправославные христиане. В конце XVII века – начале XIX-го в Войске стало увеличиваться казачье население, соответственно, земельные паи становились всё меньше. Было принято решение заселить Левобережье Дона и р. Сал. Методы были разными: по жеребьевке, по решению суда, кое-кто из казаков последовал на новые места жительства самостоятельно. Старообрядцы прибывали исключительно по своей инициативе.

   Сильной стороной воздействия клира на паству было убеждение. Как писал старообрядческий церковно-общественный журнал «Слово Церкви»: «Пускай всякая вера сама собой окажет плод евангельской благодетели; нет надобности приводить мучением в веру по подобию языческому».

   Юрт ст. Атаманской в 1896 году насчитывал 1 875 православных и 2 363 старообрядца (вместе с единоверцами). Из всех хуторов Атаманской станицы наибольшая численность старообрядцев была в Гурееве, на 1897 г. — 562 чел., из общего количества жителей 1 246.

   В юртовых хуторах имелось четыре отдельных старообрядческих молельных дома. Священнослужителями были Пётр Хрусталёв, Авраамий Мартынов, отец Григорий Кирсанов, известным старообрядческим священнослужителем был Григорий Епифанович Давыдов.

   До 1905 г. строить церкви с куполами старообрядцам не разрешали, молельни могли быть как в отдельном помещении, так и в жилом, семья обитала на низах, а верхи оставались для сбора на молитву.

   Получило распространение единоверчество — одно из течений старообрядчества, которое находилось под юрисдикцией Русской православной церкви. Причт назначался из священников, присоединившихся к РПЦ, а богослужение совершалось по старому обряду.   

   После 1905 года отношение к старообрядцам изменилось. Было разрешено регистрировать старообрядческие общества, строить храмы с куполами.

   В 1908 году ст. Атаманскую посетил окружной атаман М.А. Ушаков (Сальский округ). Он прибыл в старообрядческий храм, где был встречен с хлебом-солью, отстоял на молебне, по окончанию которого провозгласили многолетие Государю Императору, Наследнику и всему Царствующему дому, а также окружному атаману Михаилу. Священник о. Григорий Давыдов произнёс небольшую речь.

   Старообрядческий епископ Геннадий с марта 1914 года назначил руководить приходом местночтимого св. отца Иоанна Осиповича Текучёва. Этот последний старообрядческий служитель после выселения из станицы перенёс иконы и престол в г. Котельниково.

   Переходили в православие редко, с 1867 по 1868 годы в Войске у старообрядцев родилось 4 тыс. младенцев, из них крестили по православным обрядам всего 12. В православную веру крестили казаков ст. Атаманской: Родион Зипунников, Фёдор Карасёв, Яков Князев, Иван Уелин, П.Ф. Уелин, также жена казака Параскева Сафронова, дочери Устина и Агриппина, их приобщили к единоверческой церкви. Священник Троицкой церкви Евгений Воскобойников присоединил к православию вдову урядника Анну Быкадорову с дочерью Агафьей, а также детей казака Фёдора Подскребалина — Кирилла и Исмаила.

Казаки-старообрядцы ст. Атаманской, 1915

  Нравы у старообрядцев были выдержанными и строгими. Пьянство не поощрялось, переселенцы зачастую удивлялись: «Во дають казаки, над одной поллитрой усю свадьбу сидять». Свидетельство твёрдых моральных устоев — данные Переписи 1897 года, в х. Гурееве не было ни одного разведённого.    

  Современник писал: «В семьях старообрядцев ещё довольно прочно держится тот высоконравственный древний обычай казачества, в силу которого совершеннолетний сын часто не смеет при гостях сесть в присутствии отца, а почтенные отцы семейств выслушивают и исполняют с покорностью все, даже прихотливые, желания своих престарелых родителей».     

   В своём рассказе «Жила была девочка-казачка» Л.А. Гуреева, потомственная казачка из х. Гуреева, описывает обычаи старообрядцев.

   У Карасёвых росла дочь-красавица, желанница Евдокия. Как замуж поспело, так и отдал её родитель за своих дальних родственников, не спросясь никого, а уж Дусю не спрашивал тем более. «Всё в семью, и не обидят, свои же». Евдокия тоже была казачьего ндраву. Супротив воли родителей и благословенья общины пошла! Вопреки воле отца она прибыла к настоятелю церкви отцу Анисиму и говорит: «Не хочу жить с ним, отдали родители без мово желания. Разводите!» Священник в утайке от родителей отписал в Москву письмо, в Епархию, с просьбой о разводе. Ответ был: «Наложить епитимию, развенчать».

   Тут уж хуторцы взбугрились: «Никаких разводов! Чего это отец Анисим против общины идёть? Не хотить нас слушать, так  у нас свой уставщик есть, донской, природный Симеон Маркин. А Анисим пусть в свою Москву едеть, не быть московским порядкам на Дону».

   Свёкр Ефим Карасёв на крепком подпитии пришёл к настоятелю разбираться. Да так ругался, божечки ж ты мой! О чём Анисим тут же отрапортовал по инстанции. Подлинник донесения: «Лично ко мне в дом заходил в пьяном виде и называл всячески неприличными словами».      

   И пошло противостояние. Казаки тоже не лыком шиты, следом накатали кучу писем жалобных на о. Анисима. Старообрядцы в приход перестали ходить, касса теряется. Старообрядческий уставщик Симеон Маркин и рад. Копеечка за требы — в карман, шкандал ему на руку. 

  Не послушались старообрядцы предписания Архиепископа о расторжении брака. На том и стояли. И Евдокия смирилась. Далее у Карасёвых род хороший пошёл. Отчаянный. В боях славный: казаки  Быкадоровы,  Карасёвы, Текучёвы, Харитины. Евдокия  в  этом тоже преуспела, кучу детишекнарожала.

  Город Валдай славился своими колоколами с сильным, насыщенным  звоном. На колокольно-литейном заводе, владельцем которого был старообрядец А.В. Усачёв, было отлито три колокола для старообрядческого общества ст. Атаманской.

   Большую работу вели старообрядческие начётчики, которые ездили по всей стране, проводили беседы среди старообрядцев. Начётчик И.А. Лукин прибыл в ст. Атаманскую и х. Овчинников. Темы бесед касались погрешностей господствующей церкви, ошибок в догмах единоверческой церкви, об исправлении книг при бывшем патриархе Никоне. О проделанной работе он отчитался на 3-м съезде Союза старообрядческих начётчиков в Нижнем Новгороде.

 Начётчик  И.А. Лукин, прапорщик пехотного батальона

  На левобережье Дона имелись хутора 1-го Донского округа, где старообрядцев было большинство: в Овчинникове — 236 из 410 чел., в Колодезном половина придерживалась старой веры, в Февралёве каждый четвёртый, много их было в Харсееве, в Подгорном. А в хуторе Черлёном, что около станицы Баклановской, все казаки были старообрядцами. (Хутора Февралёв и Черлёный исчезли при затоплении Цимлянского водохранилища).         

  Благодаря настойчивости старообрядческого священника П.А. Авчинникова в х. Овчинникове впервые была зарегистрирована община и в 1906 году построена новая Успенская церковь. На день Вознесения Господня, в 1913 году, прихожане Успенской церкви совершили торжество поднятия колокола. Отслужили Божественную литургию и пошли крестным ходом к колодцу, где освятили воду. После этого освятили ею колокол и водрузили на колокольню храма.    

  Хутор посетил старообрядческий архиепископ Московский Иоанн. Встретили его колокольным звоном, священник Стефан Гусев выступил с краткой речью. Архиепископ в сопровождении нескольких священников совершил в местном храме всенощное бдение, а на другой день — божественную литургию при большом стечении народа из левобережных станиц и хуторов.         

  В церкви не было иконостаса. Общее собрание постановило: «Мы, граждане хутора Овчинникова, собравшись сего числа для разрешения церковных вопросов, в присутствии хуторского атамана урядника Ивана Текучёва и священника Стефана Яковлевича Гусева, положили единодушно сделать облог, по мнению священника, как он положит с семьи на сооружение иконостаса. Сбор начать с 1 января 1914 года. В то подтверждаем своим подписом (следуют подписи).  

Старообрядческая Успенская церковь, х. Овчниников

  В августе 1916 года со дня основания храма исполнилось 10 лет. Торжественно отпраздновали престольный праздник, при колокольном звоне был совершён крестный ход вокруг церкви. Жители вспоминали, что ранее, когда запрещали старообрядческие общины, молились в частных квартирах, в душных помещениях, нередко бывали обмороки. Священник Стефан Гусев обратился к верующим с просьбой жить в мире и любви избегать нехристианских обычаев и пороков.

  Противостояние Русской православной церкви и старообрядческой было постоянным. А.П. Овчинникова, казачка х. Овчинникова, родилась в старообрядчестве, однако венчалась в приходе Русской православной церкви, так как муж был «новой» веры. После развода забрала двоих детей и вышла замуж второй раз — за казака-старообрядца Наума Текучёва. Дочерей от первого мужа Александру (10 лет) и Екатерину (8 лет) присоединила к старообрядчеству. Первый муж за это стал преследовать старообрядческого священника Стефана Гусева.

  И вот заседатель 1-го Донского округа высылает повестку о. Стефану о прибытии в х. Жуков для дачи объяснения по делу о совращении детей казачки А. Овчинниковой из православия в старообрядчество. В ответ Анна Петровна обратилась в Областное правление с просьбой исключить детей из метрических книг греко-российской церкви, просьбу удовлетворили. Однако через год — новые гонения, о. Стефана вызвали в ст. Цимлянскую. Судебный следователь пытался вменить ему статью Уголовного уложения, опять о совращении в старообрядчество. Наконец, прокурор Усть-Медведицкого окружного суда информировал атамана ст. Терновской, что дело прекращено. Подписка о неотлучке А.П. Текучёвой была отменена.

   Шла Первая мировая война. В 39-м Донском казачьем полку служили старообрядцы, в том числе — из ст. Атаманской. К ним 25 марта 1916 года приехал старообрядческий священник о. Димитрий Смирнов. Приказом командования все казаки-старообрядцы были сняты с нарядов, отозваны из окопов, они исповедались, батюшка отслужил молебен. Утром — новый молебен, о победе над врагом, казаки пропели «многолетие» о. Димитрию.

   В 1930–1940-е годы старообрядцы втайне от властей отправляли свои обряды, совершали таинства и требы. В.Д. Трегубову, жительницу ст. Атаманской, в 1945 году в шестилетнем возрасте крестили в бочке. Ночью, чтобы никто не знал, в станицу приехали священнослужители из Сталинграда, совершили обряд крещения. Уставления выработались требовательные. Деды Валентины Даниловны были священнослужителями-старообрядцами. Несмотря на это, в 1960-е годы, когда она крестила своего старшего сына в старообрядческой церкви в г. Котельниково, как невенчанную по уставлениям общины, в храм её не пустили, пришлось стоять с мужем неподалёку. В.Д. Трегубова жила в х. Сиротском (Комиссаровский).

   И в XXI веке связь «родимцев» не прервалась, в 2011 году гуреевских старообрядцев навещали священнослужители из г. Котельниково. Их радушно, хлебосольно, тем не менее, сдержанно, как это и положено у старообрядцев,  встречала Феодосья Стефановна Соловьёва (Зипунникова), жительница х. Гуреева. Представитель котельниковской общины Сергий освятил один из домов последователей старообрядческой веры. 

     Сергий, старообрядческая община г. Котельниково, освящает дом потомков старообрядцев, х. Гуреев, 2011

      Хоронили на одном кладбище, но старообрядческий участок был отдельно.  

     Старообрядчество постигла та же участь, что православные общины. В 1930-х года все их церкви были закрыты.

В.А. Дронов, член Союза краеведов России

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content