«ЦАРИЦА ЛИТУРГИЯ»

Сегодня мы выбрали темой беседы Литургию. Это греческое слово означает «совместное действие». То есть выйти в парк по осени убрать листья – это в каком-то смысле тоже литургия. Мы будем говорить о Божественной литургии, о ее важности, то есть о Таинстве Евхаристии и о том главном Таинстве Церкви, которое и делает нас причастниками Тела Христова.

   Без литургического обновления не будет обновления жизни и сознания. Если мы хотим быть настоящими христианами, и если мы хотим быть народом многочисленным, сильным, умным, трудолюбивым, светлым, семейным, несокрушимым и так далее, то нам не обойти божественной службы – Литургии. Все остальное – хорошо, но все остальное – это второе, а первое – это литургическое обновление.

   На Литургии живет все церковное искусство. Икона без Литургии – не икона, это просто музейный экспонат. Херувимская живет только в церкви. В церкви живет колокольный звон, горящая свеча, святая икона, в церкви читается Святое Евангелие, в церкви звучит церковное песнопение.

    Литургия есть – все живет, а разобрали – ничего не живет. Поэтому, конечно, нам нужно услышать призыв ко Причастию. Нужно обязательно есть то, что приказал Бог.  Господь говорит: «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое» ( берите, Себя вам даю), «Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета».  Этот призыв обращен к каждому из нас, то есть Господь на каждой Литургии призывает нас причащаться.

    Есть в «Древнем Патерике» такой случай. Дети играли в литургию. Вообще, маленькие дети раньше играли в то, во что играли взрослые. Они повязали себе какую-то детскую простыню, как фелонь, какую-то кружку навязали на полотенце, как кадило. Один, как дьякон, говорит: «Господу помолимся!» – другой что-то читает. Собралась куча детей, служат литургию. Со стороны какой-то батюшка или монах наблюдал за этим.

   Раньше все молитвы читали вслух, и дети все это слышали. И, в конце концов, они раз слышали, два слышали, 120 раз слышали и на 121-й раз запомнили. Они помнили эти молитвы, вот они их читали, читали. И потом мальчишка, который изображал священника, начал читать Евхаристический канон.

    И вдруг на этих словах, которые он произнес, с неба упал огонь, когда он начал призывать Духа Святого: «Да будет вот этот хлеб – Тело Твое, а это…» Огонь с неба пожрал всю эту песочницу. Дети в ужасе разбежались в разные стороны. Монах, ужаснувшись, сказал: «Какие великие слова мы читаем! Что мы говорим вообще!» Это выше всякого огня.

  Человечеству нужно в центр своей жизни поставить только Христа, чтобы спастись. Господь зовет праведников. Литургия – это смерть Христа, воскресение Христа, причастие Христу. Познайте глубину необходимости Литургии, без Причастия нет христианства! Нужно уверовать, такую трудную задачу нам определил Господь Бог.

     Архиерейская служба открывает нам истину. Николай Гоголь в XIX веке был первым человеком, который вдруг обратил внимание на ту громадную сокровищницу, которой является Литургия.

Он говорил, что, если люди до сих пор не едят друг друга поедом, то тайная причина этого заключается в том, что в мире постоянно совершается Божественная литургия.  Любите службу и будьте людьми литургическими. Это и есть человек православный.

                                         Из интервью протоиерея А. Ткачева.

                                                                 Источник: pravoslavie.ru  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content